В этой статье мы предлагаем рассмотреть вопросы ответственности судей, а также других участников судебного процесса со стороны обвинения применительно к уголовному судопроизводству.

«Неправосудие» российских судей

В качестве важной гарантии соблюдения конституционного права на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ) и на справедливое судебное разбирательство (ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) законодательство РФ устанавливает уголовную ответственность судей за вынесение заведомо неправосудного судебного акта.

Статьей 305 УК РФ установлена уголовная ответственность судей за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Часть 2 указанной статьи предусматривает повышенную ответственность за это же преступление, связанное с вынесением незаконного приговора к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия (квалифицированный состав преступления).

Данный институт в нашей правовой системе и уголовной политике призван предупредить осознанные нарушения закона при вынесении судебных решений, неправосудие и коррупцию – то, что в народе называется судейским произволом. К сожалению, приходится констатировать, что в современных условиях он не служит своему призванию, является преимущественно «мертвым» институтом российского уголовного права. Как видно из конструкции этой уголовно-правовой нормы, ответственность за совершение данного преступления наступает не в случае судебной ошибки, а в случае умышленного вынесения неправосудного, явно противоречащего закону судебного акта.

Для привлечения судьи к уголовной ответственности должно быть установлено, что он осознанно вынес неправосудный судебный акт, а не допустил судебную ошибку, связанную, например, с ошибочным толкованием и применением закона, неправильной юридической квалификацией уголовно наказуемого деяния гражданских, административных и прочих отношений и т. п. При правильном применении этой нормы добросовестный судья, допустивший судебную ошибку, не должен пострадать, а судья, допустивший явный судейский произвол, должен понести заслуженное наказание.

К сожалению, несмотря на высокий уровень коррупции и явных злоупотреблений в российских судах как общих, так и арбитражных, данная норма не работает, случаи осуждения по данной статье судей, вынесших произвольные решения, единичны и преимущественно носят политически-конъюнктурный характер.

В немалой степени этому способствует сложившаяся незаконная и необоснованная практика уклонения органов Следственного комитета РФ (ранее – Следственного комитета при прокуратуре РФ) от рассмотрения заявлений потерпевших и вынесения по ним предусмотренных уголовно-про­цес­суальным законом решений.

«Неправосудие» российских судей стало уже притчей во языцех. На системную проблему в данной сфере указывают многочисленные решения Европейского суда по правам человека, резолюции и декларации международных органов, таких как Парламентская ассамблея Совета Европы.
Уголовно-процессуальный закон ни в коей мере не увязывает возможность рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела, предъявления обвинения, передачи дела в суд и осуждения судьи по ст. 305 УК РФ с предварительной отменой неправомерных судебных актов.
Более того, и УПК РФ (п. 3 ч. 3 ст. 413), и ГПК РФ (п. 3 ч. 2 ст. 392), и АПК РФ (п. 3 ч. 2 ст. 311) прямо предусматривают в качестве основания пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

Права сторон

Какими могут быть эти преступления? Прежде всего это те, что предусмотрены ст. 305 УК РФ. Идет ли речь идет о злоупотреблении судьей полномочиями в личных интересах при отправлении правосудия (ст. 285 УК РФ), получении взятки за вынесение выгодного одной из сторон судебного акта (ст. 290 УК РФ) и т. п. – все эти деяния подлежат квалификации по указанной статье УК РФ как идеальная совокупность данных преступлений (ч. 2 ст. 17 УК РФ).

Следовательно, из систематического толкования ст. 305 УК РФ и вышеназванных норм УПК РФ, ГПК РФ и АПК РФ следует, что привлечение судьи к уголовной ответственности и его осуждение может иметь место и до формальной отмены вынесенного им заведомо неправосудного судебного акта. Более того, этот заведомо неправосудный судебный акт подлежит отмене в рамках соответствующего отраслевого процессуального законодательства на основании вступившего в законную силу приговора в отношении такого судьи.

Поэтому отказы в возбуждении уголовного дела против судей (или в рассмотрении заявлений потерпевших о совершении судьей преступления), вынесенные на основании того, что предполагаемый заведомо неправосудный судебный акт не отменен в порядке, установленном соответствующим отраслевым процессуальным законодательством, являются незаконными и необоснованными.

Однако в последние десятилетия сложилась неблагоприятная судебно-следственная практика, состоящая в отказе не только возбуждать уголовные дела против судей по заявлениям потерпевших сторон, но даже рассматривать в установленном процессуальном порядке такие заявления, что является грубейшим нарушением законности.

В качестве основной цели уголовного судопроизводства УПК РФ устанавливает защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6). Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном настоящим Кодексом, ему предоставлены значительные права в уголовном процессе (ст. 22, 42 УПК РФ).

Одним из важнейших прав потерпевшего (а учитывая, что такие дела относятся к делам публичного обвинения любого лица) является право подачи заявления о совершенном против него преступлении и право на то, чтобы это заявление было рассмотрено в установленном порядке с вынесением решения по предусмотренной законом процессуальной форме.

Правом принимать решения о возбуждении уголовного дела против судьи наделен только председатель Следственного комитета РФ, поэтому соответствующие заявления подаются обычно на его имя (ч. 1 ст. 448 УПК РФ). До реформы следственных органов и выделения следственного аппарата прокуратуры РФ такими полномочиями обладал Генеральный прокурор РФ. Но еще тогда сложилась практика направлять заявления в нижестоящие прокуратуры для установления наличия или отсутствия признаков состава преступления в действиях судей, при этом предполагалось, что в случае установления таких признаков решение о возбуждении дела будет принято Генеральным прокурором РФ. Аналогичная практика существует сейчас и в Следственном комитете РФ.

При этом ст. 21, 140, 141, 144–149 УПК РФ прямо предусмотрено, что по итогам проведения проверки по заявлению о преступлении принимается решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении; как следует из систематического толкования этих норм, следственные органы не вправе уклониться от рассмотрения заявления. Каждое заявление должно быть рассмотрено, проверено и разрешено путем вынесения одного из вышеуказанных предусмотренных законом процессуальных решений.

Следственные и иные право­охранительные органы, включая прокуратуру, не вправе давать какую-либо иную юридическую квалификацию заявлению о преступлении (ст. 141 УПК) с целью избежать его рассмотрение. Например, квалифицировать как иное обращение граждан, не подлежащее рассмотрению в качестве заявления о преступлении. Если в поданном лицом заявлении содержится прямое указание на то, что судьей, должностным лицом или иным лицом совершено преступление, и требование возбудить уголовное дело или провести проверку для решения вопроса о его возбуждении, такой документ носит все юридические признаки заявления о преступлении и подлежит рассмотрению и разрешению именно в уголовно-про­цессуальном порядке.

Необходимо особо отметить, что в соответствии со ст. 13 Европейской конвенции каждый, чьи права и свободы нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Порочная практика

Государственные органы обязаны проводить эффективное расследование по случаям злоупотреблений властью, допущенных публичными должностными лицами, нарушающих права, признанные Европейской конвенцией, что подтверждается практикой Европейского суда по правам человека.

Однако еще до создания СК РФ органы прокуратуры освоили явно незаконную практику отказов в рассмотрении в порядке ст. 144–145 УПК РФ подобных заявлений потерпевших от произвола судей сторон. Они ссылались на п. 34 Инструкции о едином порядке регистрации и проверки сообщений о преступлениях в органах прокуратуры РФ (утв. Приказом Генерального прокурора РФ от 16.03.2006 № 12), согласно которому «в случае поступления в орган прокуратуры заявления с просьбой привлечь к уголовной ответственности судью за вынесение, на взгляд заявителя, заведомо неправосудного определения, постановления или приговора, заявителю разъясняется порядок обжалования судебных решений, установленный соответствующим процессуальным законодательством, либо при наличии оснований решается вопрос о внесении прокурором кассационного или надзорного представления».

По нашему мнению, данный пункт Инструкции очевидно противоречил ст. 305 УК РФ и вышеприведенным нормам уголовно-процессуального закона и по существу отменял норму ст. 305 УК, делая ее «мертвой» и поощряя полную безнаказанность судей, какое бы произвольное судебное решение они не вынесли.

К настоящему времени Инструкция утратила силу (Приказ Генерального прокурора РФ от 27.12.2007 № 212), однако сложившаяся порочная практика к сожалению, прочно укоренилась.
Более того, аналогичная практика сложилась и применительно к заявлениям о совершении противоправных действий прокурорами, следователями и должностными лицами органов дознания по уголовным делам, находящимся в их производстве.

В УК РФ имеется целый ряд статей, касающихся уголовной ответственности за преступления против правосудия со стороны этих лиц (ст. 299 «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», ст. 300 «Незаконное освобождение от уголовной ответственности», ст. 301 «Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей», ст. 302 «Принуждение к даче показаний», ст. 303 «Фальсификация доказательств»). В ходе процессуальной деятельности указанными лицами зачастую совершаются деяния, содержащие признаки преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления общего характера (глава 30 УК РФ), в первую очередь злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки и т. п. (ст. 285, 286, 290 УК РФ). К сожалению, обычной практикой следственных органов и в этом случае стал отказ в рассмотрении и разрешении в порядке, установленном уголовно-про­цес­суальным законом, заявлений потерпевших от этих предполагаемых преступлений с рекомендацией обжаловать эти действия согласно ст. 124 УПК РФ.

Вместе с тем процессуальный порядок обжалования действий и решений участников уголовного судопроизводства, предусмотренный ст. 123–125 УПК РФ, ни в коей мере не исключает уголовной ответственности должностных лиц прокуратуры, следствия и дознания за совершенные преступления, которая должна носить не­укоснительный характер в силу принципа публичности уголовного преследования (ст. 21 УПК РФ).

Извечный вопрос

Есть ли выход из порочного круга? С учетом ранее изложенного все заявления о подобных преступлениях подлежат рассмотрению в соответствии с требованиями ст. 140–148 УПК РФ с вынесением по каждому такому заявлению обоснованного и мотивированного постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении.

Без этого невозможно положить конец произволу обвинительных органов, которые превратились из инструмента защиты в бич граждан и общества, делающий жизнь каждого из нас нестабильной и непредсказуемой: каждый может оказаться внезапно необоснованно обвиненным, осужденным и отправиться в места лишения свободы по сфабрикованному и/или произвольному обвинению.

К сожалению, данная практика – по-видимому, из корпоративной солидарности судей, – несмотря на ее явное противоречие уголовно-процессуальному закону, находит поддержку при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ на уклонение следственных органов от рассмотрения в установленном уголовно-процессуальном законом порядке заявлений о совершении судьями преступлений.

Наша практика показывает, что данные нарушения прослеживаются в постановлениях Басманного районного суда г. Москвы от 10.02.2009 № 3/7-25/09 (оставленное без изменения кассационным определением Московского городского суда от 27.04.2009 № 22-4952/2009), Тверского районного суда г. Москвы от 22.04.2010 (оставленное без изменения кассационным определением Московского городского суда от 12.07.2010 № 22-9047), Центрального районного суда г. Сочи от 17.04.2009 (оставленное без изменения кассационным определением Краснодарского краевого суда от 01.07.2009 № 22К-3839/09) и др.

В настоящее время надзорные жалобы на эти судебные акты рассматриваются судьями судов надзорных инстанций, и хотелось бы надеяться, что ВС РФ выскажется в пользу потерпевших сторон. Кроме того, недавно нами направлена жалоба в Европейский cуд по правам человека на нарушение ст. 6, 13 Европейской конвенции, ст. 1 Протокола № 1 к этой конвенции по конкретному делу, в котором обжаловался отказ прокуратуры Краснодарского края в рассмотрении в порядке ст. 144–145 УПК РФ заявления о совершении предусмотренного ст. 305 УК РФ преступления судьей Центрального районного суда г. Сочи С. Если жалоба будет принята к рассмотрению и удовлетворена Европейским судом, в соответствии с международными обязательствами России, надеемся, это повлияет на национальную судебную практику (к сожалению, российские суды зачастую продолжают следовать своей порочной практике, несмотря на решения ЕСПЧ по аналогичным делам).

Дальше так продолжаться не может. Если Россия действительно претендует на то, чтобы являться демократическим правовым государством, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, если намерена исполнять свои международные обязательства в области прав человека, следует положить конец судейскому произволу и произволу обвинительных органов, закрыть все возможные лазейки для принятия ими коррупционных, явно противозаконных решений.

Необходимо возвратить в рамки уголовно-процессуального закона рассмотрение заявлений граждан и организаций о совершении преступлений судьями и работниками правоохранительных органов, по каждому такому заявлению должна проводиться всесторонняя и объективная проверка и приниматься законное, обоснованное и мотивированное решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении. Можно даже не менять действующее уголовно-процессуальное законодательство, достаточно добиться неукоснительного соблюдения ст. 21, 22, 140–148 УПК РФ, чтобы каждое такое заявление о преступлении должным образом рассматривалось.

Для этого следовало бы дать разъяснение на уровне постановления Пленума ВС РФ, издать соответствующие приказы Генерального прокурора РФ и председателя СК РФ, а также провести практическую работу по претворению этих решений в жизнь.

Кроме того, для выявления всех случаев судейского произвола и произвола работников правоохранительной системы, привлечения виновных к уголовной ответственности и для восстановления нарушенной справедливости в отношении конкретных граждан, реабилитации необоснованно осужденных, пересмотра произвольных решений по гражданским делам, следовало бы дать ход всем ранее поданным (в течение как минимум последних 10 лет) заявлениям граждан о совершении преступлений судьями и должностными лицами правоохранительных органов, провести по ним качественные проверки с принятием соответствующих решений.

Эта надпись смотрелась бы логично на любой форме

Помимо официальных регламентов у чиновников есть и другие, неформальные правила, которые складывались годами. Например, неписанные правила работы с обращениями граждан. Чиновники обсуждают их на интернет-форумах, делятся опытом без стеснения — ведь все анонимно. Из этих обсуждений следует, что главная цель госслужащего — по возможности быстро отделаться от жалобщиков. Чтобы не обвинили в нарушении закона, нужно составить грамотную отписку. А в идеале лучше вообще не допускать, чтобы жалоба поступила, или не принимать ее по формальным основаниям.

Мы изучили интернет-форумы, на которых общаются следователи и прокуроры. Разговоры идут в самом откровенном тоне, под маской анонимности участники делятся секретами и наработками. Это дает нам редкую возможность увидеть внутреннюю "кухню" работы правоохранителей и узнать, насколько цинично органы власти реагируют на жалобы граждан и почему они так поступают. Конечно, нельзя гарантировать, что на таких форумах собрались только настоящие правоохранители. Но недооценивать подобные беседы тоже не стоит: уж очень хорошее знание предмета демонстрируют участники.

Участники форума предлагают множество проверенных способов избавления от назойливых просителей. Особенно яркие собраны в "методичке" от пользователя Arbalet, судя по его сообщениям, бывшего прокурорского работника из Самары. Это нахальное произведение на грани сатиры озаглавлено так: "Как разрешать жалобы, чтобы не было мучительно и больно. Методические рекомендации по скоростной работе с обращениями граждан в органах прокуратуры Российской Федерации" (полностью читайте ).

Подобные сборники советов появляются не от хорошей жизни. На чиновников давят внутренние законы бюрократической системы. Например, то, по каким критериям оценивает их работу начальство. А они таковы, что любое действие госслужащего по жалобе может обернуться против него же. Вот и получается, что разбирать обращения граждан — занятие неблагодарное и даже рискованное.

Скажем, принял прокурор или милиционер заявление, начал проверку — а она не дала результатов. По бюрократической логике это означает, что он потратил время впустую, испортил показатели. Гнев начальника обеспечен. А если не примешь жалобу или вынесешь заявителю "отказное" — так он пойдет жаловаться в вышестоящие инстанции, в суд, и твои действия могут признать незаконными. Опять головная боль и угроза взыскания… Поэтому лучше вообще не связываться с жалобами, и при этом отказывать грамотно, чтобы не было последствий.

Автор "методички" язвит, что если вдумчиво разрешать все проблемы граждан, не останется времени на главное — отчеты и обобщения для начальства. Поэтому, пишет Arbalet, "инновационные прокуроры" придумали множество способов "оптимизации процесса разрешения жалоб", проще говоря, способов отделаться от просителей. Главные правила: принесенную жалобу постарайтесь не принимать; если не получилось не принять — сплавьте ее в другое ведомство для рассмотрения по существу; если не удалось и это — отвечайте заявителю лаконично и уклончиво, чтобы не давать лишнего материала для обжалования.

Сразу вспоминаются отписки по "делу о взятках" Daimler, которые пришли на официальные запросы "Право.Ru" из Генпрокуратуры и СКП (мы писали об этом ). Они написаны в точном соответствии с заветами "Арбалета": кратко и не по делу.

Также "инновационный прокурор" советует коллегам быть последовательными: если вы отказали заявителю в удовлетворении жалобы, то отказывайте и по всем повторным обращениям.

Arbalet: "Повторные удовлетворенные жалобы не существуют. Удовлетворенные жалобы — признак несоответствия прокурора занимаемой должности. Это аксиома. Сразу попадете в „зону особого внимания“ статистики. Идеальный прокурор, в принципе, должен выявлять нарушения законов и устранять их задолго до того, как они затронут чьи-то интересы. Или до того, как они возникнут (предостережение называется). Отклоненные жалобы — тоже не есть гуд. Статистика получается некрасивая с точки зрения неспециалистов — покрасоваться начальству в прессе будет нечем. Поэтому все удовлетворенные и отклоненные жалобы рекомендую в отчетности указывать как разъясненные. Для этого в стандартное отворотно-поворотное заклинание „настоящее решение вы вправе обжаловать…“ желательно добавить слова „разъясняю вам, что“. И безопасно, и идеологически выверено".

А "разъяснить" можно все что угодно — например, привести неуместную цитату из закона "О прокуратуре" или намекнуть сутяге, что за клевету (то есть, неподтвердившиеся обвинения против кого-то) ему самому грозит уголовная ответственность. Прокуроры — тонкие психологи. Они понимают, что достаточно немного припугнуть заявителя, создать в нем чувство неуверенности, сбить с толку — и риск повторной жалобы резко снизится.

Нина: "А у нас одну жалобщицу помощник „перевстретил“ в коридоре, пока она шла в канцелярию с очередной жалобой… Стой, говорит, ты куда? Она засуетилась… Он тогда строго так: смотри мне в глаза!.. Потом с этой же интонацией повторил свое требование. Ее от испугу как ветром сдуло, больше не появлялась".

По той же причине прокуроры советуют коллегам направлять "кляузы" для рассмотрения по существу именно в то госучреждение, действия которого человек обжалует. Заявителю приходит ответ, что нарушений не выявлено, от его непосредственных обидчиков. Он теряет надежду на справедливость — и прекращает борьбу.

Кто-то действует по "методу Черчилля": выбрасывает жалобы, не читая (якобы так поступал и знаменитый политик). Повторных жалоб не пишут более половины заявителей. Разумеется, этот трюк возможен, только если жалоба не зарегистрирована должным образом. Менее рискованный путь — отказаться принимать жалобу под надуманным предлогом ("у документа поля слишком узкие, не сможем подшить"). Переделывать жалобу и снова ехать в прокуратуру тоже захочет далеко не каждый.

Отделаться от жалобы — это крайняя мера, утверждают прокуроры

Нужна большая настойчивость, чтобы органы власти просто приняли у вас жалобу. Об этом знают многие граждане, которым пришлось хоть раз обращаться в милицию с заявлением о краже, мошенничестве, причинении вреда здоровью или имуществу. Тяжелее всего в таких ситуациях приходится пожилым и инвалидам. За беззащитность и доверчивость их любят жулики всех мастей, а вот правоохранители совсем не торопятся прийти на помощь. О проблеме прекрасно известно руководству МВД и прокуратуры. Например, в свежей серии агитплакатов о пороках милиционеров , которую министр Нургалиев разрешил распространять во всех органах внутренних дел, один посвящен именно равнодушию сотрудников милиции, их нежеланию работать с жалобами населения (плакат есть в иллюстрациях к этой статье).

На форумах правоохранители говорят, что отделываются от жалоб лишь в исключительных случаях. Но признают, что эти "исключительные случаи" давно стали повсеместной практикой. Например, автор "методички по скоростной обработке жалоб" Arbalet сам столкнулся со стеной равнодушия, когда помогал друзьям составлять жалобы в прокуратуру. Он писал их со знанием дела, указал даже, "что где взять, куда какой акт реагирования направить и на что сослаться", чтобы упростить работу коллегам-прокурорам. Однако получил в ответ пустые отписки.

Прокурорский цинизм осуждают не только сторонние посетители форума, но и его участники-милиционеры.

Деловой: "Что пеняете на население? Устали они жалобы проверять, дураков, мол, много… В этом и заключается ваша „многотрудная“ работа. А не желаете работать, так подготовьте клише и шлепайте ответы: все тщательно проверено, сведения не подтвердились. Что, кстати, многие прокурорские и делают, несмотря на свою очень, ну очень большую зарплату. А если уж по правде надоело, кто мешает — пистолет в руки и в угрозыск ловить бандитов. Нет ведь. Будете и дальше перебирать бумажки, зудя про придурков-заявителей. А они же — ваше порождение".

Впрочем, в милиции действуют точно такие же негласные правила по "работе с жалобщиками", что и в прокуратуре. Об этом сотрудники МВД рассказывают уже на собственных форумах (например, ). И тоже оговариваются, что вообще-то с гражданами надо общаться предупредительно и с сочувствием, даже если их жалобы — вздорные (пример ).

Но самое интересное то, что "искусство отписок" сплошь и рядом используется в межведомственном общении (об этом рассказывают и ). Например, когда прокуратура требует разобраться в нарушениях, допущенных милиционерами:

Wladmac: "Мы на писульки [из прокуратуры] отписываемся: „ваше представление рассмотрено на оперсовещании, сотрудникам, допустившим нарушение, указано на недопустимость, оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности нет“, или „учитывая непродолжительный стаж в должности ограничиться обсуждением, строго указать на недопустимость подобных нарушений“. Это надзирателей бесит, но ничего поделать они не могут, т.к. привлечь к ответственности [милиционера] может только начальник ОВД.

Кошмар любого прокурора и следователя — не вполне здоровые жалобщики-маньяки

Вернемся к форуму прокуроров . Обсуждение проблемы жалобщиков-сутяг открыл пользователь под ником Серж, судя по всему — сотрудник среднего звена одной из областных прокуратур.

Серж: „К сожалению, есть еще на Руси люди, которые не могут спокойно жить, если не напишут на кого-нибудь или про что-нибудь жалобу. Причем, одним — не важно, чем закончится проверка, а одни готовы умереть за свою правду и тупо настаивают на своем, входят в азарт, получают удовольствие от своих никчемных писанин и кляуз. Проводим кропотливую работу по их разрешению. По некоторым — надзорки и проверки более одного тома! Есть и контрольные материалы, когда жалобы попадают в область, в т.ч. из Москвы. Самое страшное в том, что в результате невозможно принять ни мер прокурорского реагирования, ни уголовное дело возбудить. А мы обязаны проверять всякую чепуху и бред не совсем здоровых людей!“

На этот крик души горячо откликнулись коллеги. Они пишут, что их тоже замучили неадекватные жалобщики, рассказывают анекдоты из практики, делятся радостью, если удалось отделаться от злостного кляузника…

УСОня: "Моя любимая бабулька пишет где-то с 1999-2000 года, а может быть и раньше. Для человека написать жалобу и принести в прокуратуру, торжественно зарегистрироваться на входе, войти в канцелярию, вручить жалобу, получить штампик на второй экземпляр — это же кайф несказанный. Судя по всему, другой радости в жизни нет. Вот и отписываемся ей вежливо и культурно — оснований нет, оснований нет, оснований нет… А что делать, если она считает, что ее любви с Валерием Леонтьевым завидует Лайма Вайкуле, и поэтому она подговорила всех ментов района и те с помощью телефонов "нокия" просвечивают ее квартиру и посылают ей сигналы".

Danger: "Посетитель: парень лет 30, говорит, проблема с женой дома, хоть вешайся, сутками ругаются. Я ему объясняю, что любовь — это штука сложная, и семейные проблемы это личные проблемы. Спрашивает: может, ее прибить? Объясняю, что есть другие выходы из ситуации, например, развод и девичья фамилия. Не пойдет такой вариант, говорит, она с квартирой уйдет. Короче, опять я не принял заявление".

Mishail: "Реальный случай из практики. Мужик жаловался на то, что за ним следят инопланетяне, зомбируют его, расставили везде тарелки и пускают нервно-паралитический газ в туалете. Написал он это в ГП. Оттуда возвращают жалобу с резолюцией разобраться. Краевая прокуратура ставит на контроль — и в город. Мы ментам проверку в порядке ст. 144-145 УПК РФ. Они делают отказной материал. Мы делаем заключение о законности. Край докладывает в ГП и т.д. А если задуматься, на что ушло столько времени и средств?"

Паханыч: "На то он и надзор, чтобы во всю ту муть вникать, которую напишет заявитель. И даже его психическое состояние не есть основание для отказа в рассмотрении жалобы: может быть имеют место реальные нарушения закона".

Но инициатор дискуссии Серж, оказывается, имел в виду далеко не только "пострадавших от действий марсиан":

Серж: "А есть и другая категория жалобщиков, которая состоит далеко не из маразматиков. Это те, кто не согласен с решениями об отказе в возбуждении уголовного дела. И не просто не согласен, а десятки и сотни раз не согласен и добивается возбуждения уголовного дела всеми способами — жалобы прокурору, вышестоящему прокурору, в том числе в генеральную прокуратуру в порядке ст. 124 УПК. Если не помогает, то жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ. В дальнейшем заявители куда только не обращаются.

Как правило, это сложные, скандальные и весьма „мутные“ дела экономической направленности, с причинением юридическому или физическому лицу материального ущерба в крупном (особо крупном размере). Проверки длятся годами, объемы макулатуры достигают 10 томов. Причем, полнота проверки наступает в первые 2-3 месяца, а затем затухает, материал набивается различным мусором в виде справок, копий малозначительных документов и т.п. Материал проверки начинает крутиться по большим и малым кругам в водоворотах правоохранительной системы, а возбудить уголовное дело не получается по объективным причинам.

При разрешении жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ мы стараемся вначале 2-3 раза удовлетворить, причем знаем, что материал не имеет судебной перспективы, но мотивируем неполнотой проверки, а затем отказываем в удовлетворении. На это поступает жалоба уже на нас. Вышестоящий прокурор ее удовлетворяет. Затем очередная жалоба на новый отказной и так далее.

Хотелось бы узнать, у кого какой опыт по нейтрализации жалобщиков данной категории, какие есть тактические схемы? (Речь идет только о „мертвых“ материалах). Кстати, многие из заявителей — опытные юристы банков, крупных фирм, поэтому голыми руками их не возьмешь".

"Сержу" советуют те же способы по нейтрализации жалобщиков, о которых мы рассказали выше. Оказывается, такие рекомендации универсальны, они подходят для любой категории просителей. Все это идеально объясняет многие странные истории. Возбудить дело "не получается по объективным причинам" либо у него "нет судебной перспективы"? Значит, жалобу проще заволокитить. Так, героине одного нашего расследования Светлане Элифовой, которую хулиган ранил из пневматической винтовки, трижды отказали в возбуждении уголовного дела. Прокуратура два раза отменяла "отказные", мотивируя это именно неполнотой проверки. А на третий раз утвердила ОВУД.

Правоохранителям проще сокращать число жалоб, а не правонарушений

Из всего этого можно сделать один общий вывод: правоохранители сами активно работают на то, чтобы граждане их боялись и избегали. Обывателю начинает казаться, что вся система против него, и жаловаться бесполезно. А чем меньше жалоб, тем проще жизнь среднестатистического милиционера или сотрудника прокуратуры. Сокращается число зарегистрированных и нераскрытых преступлений, а высокое начальство может хвастать перед прессой, как благодаря их работе за отчетный период упала преступность.

При этом, конечно, не стоит считать всех стражей закона отъявленными циниками, которым безразличны проблемы людей. Скорее они отказываются работать со многими обращениями потому, что на них давит "палочная система" учета служебных показателей. Ни прокуратура, ни милиция не заинтересованы брать на себя ответственность по "мертвым" делам, чтобы не портить статистику. А их начальники смотрят только на цифры и по ним оценивают качество работы подчиненных. В результате огромные усилия сотрудников правоохранительной системы, особенно низового звена, тратятся именно на манипуляции с показателями. И в том числе — на необоснованные отказы по обращениям граждан.

Жалоба на действия, бездействие и постановления следователя или прокурора подаются в порядке статей 123, 124, 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Наиболее частым поводом для написания жалобы является постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесенное сотрудником полиции или иного органа осуществляющего уголовное преследование. В тоже время в этом порядке может быть написана жалоба не только на вышеупомянутый отказ, но и на другие постановления, а также действия, бездействие и иные решения и следователя, дознавателя и прокурора.

Жалобы в порядке ст. 123, 124, 125 УПК РФ, могут быть поданы Прокурору либо руководителю следственного органа (ст.124 УПК РФ), а также в Суд (ст.125 УПК РФ).

На мой взгляд, обжалование в суд более эффективно, чем жалоба прокурору или руководителю следствия. В тоже время из практики подачи данных жалоб следует, что рассмотрение у прокурора гораздо быстрее, что в некоторых случаях очень важно. Как правило, жалобу подаёт адвокат в интересах своего подзащитного, в прочем и само лицо, чьи права нарушены, может выступать в качестве заявителя.

В целях наиболее эффективной защиты законных прав и интересов моих клиентов я зачастую подаю сразу же две жалобы одновременно и в прокуратуру и в суд. Первым рассматривает жалобу прокурор и если удается добиться желаемого результата на этой стадии, то производство по рассмотрению жалобы в суде просто за ненадобностью прекращается.

Обжаловать можно любые действия (бездействия) или решения должностных лиц способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства. Например, постановления следователя или дознавателя о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, об отказе в назначении защитника, об отказе в допуске законного представителя, о возврате изъятого имущества, об избрании и применении к подозреваемому, обвиняемому мер процессуального принуждения за исключением заключения под стражу и иных мер применяемых по решению суда. Можно обжаловать постановление о назначении экспертизы, продление срока дознания или предварительного следствия, постановление о производстве обыска, отказ в признании потерпевшим или гражданским истцом. Этот перечень обжалуемых действий и бездействий далеко не исчерпывающий.

В тексте жалобы, надо подробно указать какие именно Ваши права нарушены и как эти нарушения ущемляют Ваши свободы, а также какими именно действиями либо решениями, и каких конкретных должностных лиц.

Теперь остановлюсь на том, что должно быть написано в просительной части жалобы. В ней как минимум надо требовать:

1. Признать конкретные действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным.

2. Обязать соответствующее должностное лицо устранить допущенное нарушение.

3. Необходимо также просить об истребовании необходимых для проведения проверки по жалобе документов, например, материалов проверки зарегистрированных по книге учета сообщений о преступлениях, с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Прокурор либо руководитель следственного органа рассматривает жалобу, поданную в порядке ст.124 УПК РФ в течение 3 суток со дня ее получения. Когда для проверки по жалобе необходимо истребовать дополнительные материалы, а также в иных исключительных случаях допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем заявитель должен быть извещён. В результате рассмотрения жалобы прокурор (либо руководитель следственного органа) выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении.

Жалоба в порядке ст.125 УПК РФ может быть подана непосредственно в суд либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора, чьи действия (бездействие) либо постановления Вы обжалуете. Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы. Заявитель в обязательном порядке вызываться в суд для участия в судебном заседании. Жалоба рассматривается в суде по правилам состязательного судопроизводства в открытом судебном заседании.

В результате рассмотрения жалобы судья (ст.125 УПК РФ) или прокурор (ст.124 УПК РФ) выносит постановление либо о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение, либо об оставлении жалобы без удовлетворения.


Следователь — это должностное лицо, обязанность которого состоит в проведении предварительного следствия по уголовным делам. Следователь отвечает за сбор данных, свидетельских показаний, улик и иных сведений, которые войдут в материалы дела и будут использованы в дальнейшем в судебном разбирательстве по уголовному делу. Не стоит даже и говорить о том, насколько важна работа этих специалистов и какая на них лежит колоссальная ответственность.

Однако не всегда следователь справляется со своими обязанностями грамотно и по совести. И если некоторые ошибки можно простить и исправить в процессе предварительного следствия с самим следователем, то при возникновении серьезных конфликтов лучше заранее составить жалобу. В этой статье мы расскажем, кому и как подается жалоба на следователя, и как добиться справедливости при спорах со столь важным должностным лицом.

Когда можно подать жалобу на следователя?

Законодательство никак не ограничивает граждан в вопросах подачи жалобы на следователя — темы для обращения могут быть абсолютно любыми. Однако помните, что прокуратура — это весьма серьезная организация, которую не стоит беспокоить по мелочам. Поэтому существует негласный список поводов для жалобы в прокуратуру:

  • Во время ведения предварительного следствия следователь игнорировал важные доказательства или имеющие отношения к делу данные;
  • Действия/бездействия следователя повлияли на общее решение по УД;
  • В результате бездействия следователя обвиняемый в деле смог избежать наказания;
  • Действия следователя привели к разглашению личных данных одной из сторон;
  • Действия следователя привели к нарушению гражданских прав одной из сторон;
  • Следователь оскорбил честь и достоинство одного из участников дела;
  • Следователь целенаправленно вмешивался в ход уголовного дела с целью изменения судебного решения.

Инфо

Как видите, никаких особых запретов нет — вы можете жаловаться на любое действие, кажущееся вам противоправным. Существует только один официальный запрет — нельзя жаловаться на те проступки, которые уже были рассмотрены прокуратурой и по которым уже был дан официальный ответ.

Куда именно подается жалоба?

Жалобы, подаваемые на следователя и касающиеся уголовных дел подаются в прокуратуру, а именно ответственному прокурору. Подать же само заявление можно тремя способами:

  • При личном визите. Вам потребуется только ваше удостоверение личности. Для передачи вашей жалобы просто передайте её ответственному сотруднику прокуратуры;
  • С помощью доверенного лица. Все, что потребуется передающему вместо вас жалобу гражданину — его удостоверение личности и нотариально заверенная доверенность;
  • По почте. Вам потребуется отправить ваше обращение заказным письмом с ценными документами. Однако этот способ весьма нежелателен. Во первых, у вас на руках не будет квитанции о том, что заявление принято к рассмотрению. Во вторых, не будет никаких гарантий того, что письмо не потерялось на почте.

Инфо

Кроме жалоб в прокуратуру можно так же обратиться в суд. Однако делать это можно только в том случае, если прокуратура проигнорировала ваше заявление, а жалоба на следователя имела весьма серьезный характер и касалась хода дела.

Образец жалобы на следователя

Зачастую у граждан встает вопрос «Где взять образец жалобы на действия следователя и как он вообще выглядит?». Ответ прост — универсального образца нет. Она пишется в абсолютно свободной форме с учетом только самых базовых правил:

  1. Обязательно укажите, кому именно подается жалоба. Отметьте адрес отделения прокуратуры, имя ответственного за рассмотрение жалобы прокурора;
  2. Укажите полностью свои ФИО, адрес, контакты. ФИО и адрес нужны для вашей идентификации — анонимную жалобу в прокуратуру просто не примут. А контакты указываются для того, чтобы вам могли предоставить официальный ответ;
  3. Формируйте свою позицию кратко, но четко. Избегайте развернутых размышлений, домыслов и прочего — используйте в своем обращении только факты, имеющие отношение к делу;
  4. Не используйте оскорблений. Это категорически запрещено. Вы даже можете стать обвиняемым в уголовном деле по статье «Оскорбление должностного лица при исполнении»;
  5. Если вы хотите прикрепить к вашей жалобе какие — то документы, то обязательно укажите их список сразу после текста жалобы;
  6. Обязательно поставьте подпись и дату подачи жалобы. Без них она не будет считаться официальным документом.

Обратите внимание на то, что образец жалобы на бездействие следователя пишется по абсолютно тем же правилам, что и на противоправные действия следователя.Ниже вы можете скачать образец жалобы на бездействие следователя, его противоправные деяния или на иные нарушения при ведении уголовного дела.

Как рассматривается жалоба?

Самый туманный и запутанный вопрос для простых граждан — «Как именно рассматриваются претензии по уголовному делу?». На самом деле ответ очень прост — по строго установленной законодательством схеме, которую мы сейчас кратко опишем.

Начинается все с того, как прокуратура примет жалобу. Она незамедлительно направляется к прокурору для первичной проверки. На такую проверку у прокуратуры, согласно законодательству, имеется всего три дня . Однако есть исключение — если жалоба касается серьезного нарушения или для её рассмотрения нужно запросить дополнительные бумаги или провести собственное расследование, то срок может быть увеличен до 10 дней .

Затем, рассмотрев жалобу, прокуратура выносит решение. Всего возможны три варианта:

  1. Отказ в удовлетворении требований заявителя. Если прокуратура не найдет в действиях следователя никаких ошибок или правонарушений, то запрос вполне может быть отклонен;
  2. Частичное выполнение требований. На практике часто выходит так, что заявитель просит слишком сурового наказания вплоть до увольнения прокурора со службы. Прокуратура достаточно редко может выполнить подобные требования, в связи с чем существует процедура частичного удовлетворения запроса. Она подразумевает, что прокуратура действительно обнаружила нарушение, но его тяжесть не соответствует требуемому наказанию. Размер наказания будет определять уже прокуратура;
  3. Полное удовлетворение запроса. Если прокуратура нашла нарушение, и при этом требования к ним со стороны заявителя были адекватны, логичны, и обоснованы, то прокуратура может выполнить их полностью.

Инфо

Последние два этапа проходят параллельно — заявитель получает от прокуратуры официальное письмо — ответ, содержащий решение по его жалобе, а к следователю применяют установленные штрафные санкции, если таковые были назначены. На этом весь процесс подходит к концу.

Можно ли подавать жалобу на следователя в суд?

Да, такая возможность имеется у каждого гражданина. Однако она не так эффективна, как жалоба на других госслужащих. Обратиться в суд вы сможете только в трех случаях:

  • Прокуратура проигнорировала вашу претензию;
  • Следователь проигнорировал решение прокуратуры;
  • Разбирательство в прокуратуре не дало никаких результатов.

Совет

Сам же судебный процесс будет сильно напоминать судебные споры с любой другой государственной службой. Вашим основным «инструментом» защиты станет официальный ответ прокуратуры, с помощью которого вы и должны будете убедить суд в своей правоте. Однако полноценно ваши интересы сможет защитить только адвокат.

В игрушечном магазине продавец демонстрирует ребенку поступившие новинки. Ребенок капризничает, рядом стоит папаша в малиновом пиджаке, шея отягощена толстенной золотой цепью.

Продавец: Вот игрушечный поезд, точная копия «Серебряной стрелы»!

Ребенок: Да ну его!

Продавец: Вот моделька «Феррари»!

Ребенок: Не хочу!

Продавец: А вот последняя разработка! Заводная мышка - ключиком заводите, отпускаете, она по квартире побегает-побегает, всех настоящих мышек соберет и с собой уведет на улицу, а дальше - насколько завода хватит, может и из города увести…

Папаша: Ух ты! А такого же заводного «мусорка» у Вас нет?


СТАТЬЯ 218 УПК РФ: ПОРЯДОК ОБЖАЛОВАНИЯ

Жалобы на действия органа дознания или следователя подаются прокурору непосредственно либо через лицо, производящее дознание, или следователя, на действия которых жалоба приносится. Жалобы могут быть как письменные, так и устные. Устные жалобы заносятся в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим жалобу.

Лицо, производящее дознание, и следователь обязаны в течение двадцати четырех часов направить поступившую жалобу вместе со своими объяснениями прокурору.

Принесение жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает приведение в исполнение обжалуемого действия, если этого не найдут нужным сделать соответственно лицо, производящее дознание, следователь или прокурор.


Жалоба на следователя или дознавателя МВД должна составляться в 4-х экземплярах: начальнику Следственного Отдела района, начальнику Следственного Управления ГУВД, прокурору района и прокурору города.

Жалоба на следователя прокуратуры - в 2-х экземплярах: прокурору района и прокурору города.

Повторная жалоба на сотрудника МВД - в 7-ми экземплярах. К уже имеющимся прибавляется Управление Собственной Безопасности ГУВД (если в действиях следователя проглядывают серьезные намеренные нарушения), Следственный Комитет МВД России (или просто МВД РФ) и Генеральная Прокуратура РФ.

Повторная жалоба на следователя прокуратуры - в 3-х экземплярах, прибавляете Генерального Прокурора РФ.

Принципиальной разницы в написании жалоб на следователей МВД и прокуратуры нет. Нарушения, встречающиеся в расследуемых делах, почти одинаковы, разве что в МВД бьют больше, а в прокуратуре - чаще волокита и затяжка времени. Какое из этих зол меньше, сказать трудно.

Вашей реакции в виде жалобы требует любое, даже самое мелкое, нарушение. Это обусловлено следующими причинами:

Нарушения подводят базу для негативного в дальнейшем решения в Ваш адрес;

Нарушение уже самим фактом своего существования ограничивает какое-либо из Ваших гражданских прав, то есть является законченным действием;

Отсутствие Вашей реакции стимулирует Вашего оппонента в форме на следующие нарушения, которые с каждым разом могут становиться все более грубыми.

Учитывая эти обстоятельства, гражданин способен представить себе будущую картину общения со Стражами Порядка и сделать вывод, что сидеть сложа руки нельзя ни при каких обстоятельствах: следователь или дознаватель должен понять, что любой его шаг будет соответствующим образом оценен и описан надзирающей инстанции, которая вряд ли потерпит противозаконные выходки своих подчиненных. Любому начальнику проще влепить выговор или отстранить от дела глупого сотрудника, чем бесконечно оправдываться за его действия перед более высоким начальством.

Рассмотрим основные поводы и нюансы подачи жалоб и заявлений:

1. Сам факт возбуждения уголовного дела и законность его возбуждения.

Быстро прекратить уже возбужденное дело или добиться решения о незаконности его возбуждения невероятно трудно. Правоохранительные Органы 360

ни в какую не согласятся с тем, что они повели себя как слабоумные и на пустом месте стали «самовозбуждаться» (вообще, с точки зрения Автора, возбужденное уголовное дело было бы правильнее называть «эрегированным», ибо в момент принятия решения о его возбуждении следователи и прокуроры «торчат», как детородный орган перед соитием).

При наделении Вас статусом подозреваемого или обвиняемого следователь обязан в полном объеме ознакомить Вас с основаниями возбуждения дела, где, по его мнению, в подобном процессуальном качестве Вы сможете «блеснуть». Запишите себе на листок бумаги по пунктам все, что Вам предъявляется. Возразить против подобного действия следователю нечего, Вы имеете на это полное и официальное, и моральное право. Не нужно требовать от своего оппонента показать Вам материалы предварительной проверки (а то он испугается, что Вы хотите их уничтожить), достаточно того, чтобы он внятно и четко их Вам объяснил (с третьего раза обычно получается). Досконально знать, в чем именно и на основе чего Вас в чем-то обвиняют, - Ваша первейшая обязанность перед собой лично.

Заявить жалобу на незаконность возбуждения уголовного дела необходимо с первого же протокола допроса. Иногда делать это сложно, ибо «свеже-эрегированный» следователь первое время находится в очень нервном состоянии и мечется, как «наркуша» без дозы. Подведите его к более спокойному состоянию (на первом допросе вообще не стоит особо «возбухать», так как шансы получить «промеж рогов» велики) и напишите в протокол примерно следующее:



Прокурору П-ского района г. Санта-Педро

г. Терпигорюшко А. В. от гр. Сугубского О. О.


Я не согласен с предъявляемыми мне обвинениями и с самим фактом возбуждения уголовного дела № 000123. Считаю, что предъявленные мне «доказательства» (кавычки обязательны! - Прим. Автора) моей вины являются ложным доносом со стороны потерпевшего (потерпевших) и прошу Вас провести тщательную проверку и «доказательств», и мотивов постановления о возбуждении уголовного дела.

(Число, подпись.)


Такой записью Вы не обижаете следователя (может быть, его действительно «ввели в заблуждение»), оставляете в первом же протоколе знаковые слова «ложный донос» (!), которые теперь постоянно будут бросаться в глаза любому читающему, и доводите до сведения прокурора, что неплохо было бы критически отнестись к словам потерпевшего.

Естественно, если Вас задержали с топором в руке над трупом (что, кстати, тоже ни о чем не говорит - Вы вполне могли просто поднять топор, а вовсе не рубить несчастного) или при обыске у Вас обнаружили мешок маковой соломы и автомат Калашникова, аргументация должна быть иной:

«С момента переезда (аренды) квартиры я не залезал на антресоли и не знал, что там может находиться…»

«Я проходил по улице такой-то, увидел лежащее тело и решил помочь человеку…»

«Найденные у меня вещи (в случае краденых. - Прим. Автора) я купил около метро у частного лица алкоголической наружности, который постоянно там торгует различными предметами, и я у него покупал ранее (к примеру, прокладки для кранов или иные хозяйственные принадлежности. - Прим. Автора)…»

Ваше изначальное заявление о незаконности возбуждения дела не затрагивает впрямую интересов следствия и прокуратуры, ибо Вы ничего плохого о них не пишете и ни в чем не обвиняете, но зато при любой проверке материалов дела «однозначность» доказательств, послуживших основой к его возбуждению, будет поставлена под сомнение.

2. Задержание, арест и содержание под стражей. На практике задержание и арест производятся в следующих случаях:

Когда Вас застигли непосредственно за совершением некоего преступления или на месте конкретного преступления (включая попадание в засаду);

Исходя из «опасности преступления», в котором Вас подозревают;

При наличии конкретных указаний именно на Вас со стороны свидетелей и потерпевших и при условии совершения (факта наличия) конкретного преступления;

При необходимости «срочно раскрыть» некое преступление, получить «признательные показания» и победно отрапортовать руководству, а кроме Вас, «на примете» никого нет;

Из корыстных побуждений (автономно или в результате сговора с «потерпевшим» с целью вымогательства у Вас некоей суммы);

~ при обнаружении в ходе осмотра или обыска большого числа (объема) противозаконных предметов;

По личным мотивам (месть за что-либо и т. д.);

В результате объективного заблуждения или непреднамеренной ошибки;

В результате проявления «синдрома умственной отсталости» оппонента;

Чтобы скрыть нарушения Закона самими сотрудниками Органов, если Вы стали свидетелем преступления со стороны Стражей Порядка;

С целью оказания давления в чем-либо (не обязательно «выбить» признательские показания, может быть что угодно - побыстрее совершить переоформление квартиры или автомобиля, отказаться от «невыгодных» кому-то показаний и пр.);

При оскорблении Вами должностного лица при исполнении (судьи, губернатора, начальника ГУВД, прокурора города и др.), дабы в следующий раз Вы думали, что говорить, и для «прогиба» перед начальством;

Комбинационные причины - когда вышеперечисленные пункты пересекаются или складываются в самые невероятные сочетания.

Применение задержания и ареста как некоего «универсального» средства решения многих «проблем» (в частности, проблемы своей личной «значимости» и «крутизны») приводит к тому, что ИВС и СИЗО переполнены в несколько раз, а вероятность судебной ошибки (тут даже не вероятность, а константа, то есть постоянная величина) постепенно приближается к отметке в 50%.

Если взять 100 арестованных или задержанных «чохом», не разбирая, кого за что «усадили», то окажется (по данным из нескольких независимых источников), что 30 из них задержаны либо случайно, либо «от балды», еще 30 - сидят, пока не «дадут показания, нужные следствию», следующие 30 - на основе либо «дохлых» данных, либо за преступления, об опасности которых и говорить-то смешно, и, наконец, последние 10 - по более-менее объективным причинам (хотя бы без намеренной подтасовки доказательств). Ситуация в ближайшее время вряд ли изменится в лучшую сторону.

Вывод: только 10% задержанных и арестованных сидят действительно за что-то, остальные - совершенно случайные обитатели тюремной камеры.

Все бы ничего, если бы разбирались в дальнейшем. Но этого не происходит. Результат - не менее 30% осужденных и находящихся в зонах людей вообще ни в чем не виноваты; еще 30%, отсидевших в СИЗО до суда, осужденных и вышедших на свободу из-за того, что срок содержания под стражей уже покрыл срок возможного наказания, также либо невиновны, либо преступление не было столь «общественно опасным», как им вменили. Очень большой процент «сидельцев» попадает на зону исключительно благодаря отказу «сотрудничать» со следствием, «стучать» на сокамерников, «брать на себя» левые преступления (чтобы сотрудники Органов повышали «раскрываемость») и пр. Победные реляции высших должностных лиц о количестве «раскрытых» преступлений не менее, чем на две трети состоят именно из подобных случаев.

Вывод: обострение криминогенной обстановки в стране и нежелание населения исполнять Законы во многом стимулируются непрофессионализмом и использованием своего служебного положения в личных целях самими Стражами Порядка. Гражданин видит в сотруднике Правоохранительной Системы не защитника своих Прав, а наоборот - угрозу этим самым Правам. Соответственно возникает обратная реакция в виде неповиновения Закону, который обычному человеку представляется либо костоломом в маске, либо прокурором на собственном «Мерседесе» последней модели (и с официальной зарплатой, как у неквалифицированного подсобного рабочего). Уверения с экранов телевизоров руководства МВД и Прокуратуры в том, что они «стоят на страже защиты прав граждан», воспринимаются саркастически, ибо почти каждый испытывал на себе эту «защиту» либо в виде омоновской дубинки, либо хамства и грубости оперсостава МВД и следователей, либо полного безразличия и бездушности сотрудников прокуратуры. Кому особенно «повезло», еще и камеру понюхал.

Сие философское отступление не случайно. Автор не устает напоминать читателю, что защита Ваших прав, как это ни прискорбно, зависит только и исключительно от Вас самих, вопреки славным Органам, и это как раз «защита» в полном смысле этого слова. Защита от произвола МВД и прокуратуры. Только стравливая эти ведомства между собой или спуская «своры» проверяющих и надзирающих друг на друга, возможно хоть как-то выйти из ситуации.

Обжаловать свое задержание, арест или содержание под стражей необходимо, что называется, до «потери пульса». Ваши родственники не должны безучастно смотреть на происходящее и разводить руками, а писать, писать и писать заявления во все инстанции одновременно, требуя прокурорских и судебных проверок, обоснованности данного процессуального действия и обжаловать все (!) без исключения решения следователя, которые Вам не выгодны. Тогда есть вероятность (именно вероятность!) того, что столь сильный напор надзирающим инстанциям надоест и они предпочтут выпустить Вас под подписку о невызде (да и черт с ней, главное - оказаться дома и не стать инвалидом от сидения в КПЗ или допросов следователя. В спокойной обстановке гораздо больше шансов, используя необходимую литературу и возможные консультации знакомых юристов, грамотно построить свою защиту и перейти в контрнаступление).

Дополнительно ко всему тому «компоту» из оснований, который описан выше, содержание под стражей применяется еще и для «пресечения дальнейшей преступной деятельности», «пресечения возможности скрыться от следствия и суда» и «пресечения уничтожения улик и возможных вещественных доказательств», то есть вероятностных, а отнюдь не конкретных причин. Получается парадокс: фантазии следователя выдаются за реально существующее действие. Это как раз уже дает определенный шанс на оспаривание Вашего содержания под стражей - Закон требует доказательно (!) мотивировать любое постановление следователя, особенно касающееся ограничения Конституционного права гражданина на личную свободу. Понятно, что мотивировать несовершенное действие невозможно соответственно, необходимо требовать от следователя именно этого (маленькое отступление: если бы следователь попытался объяснить свои действия перед комиссией психиатров, то ему за такую «мотивировочку» своих поступков точно влепили бы «манию преследования» или «депрессивное сумеречное состояние», ибо превентивные действия в адрес посторонних людей отвечают анемнезу этих заболеваний).



Председателю суда П-ского района СБп г. Восьмиглазову В. В. отгр. Весельчакова Т. Р.


ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.2000 года я был задержан по ст. 122 УПК РФ по подозрению в совершении кражи у своего соседа Алкашикова Б. Б. якобы путем подбора ключей к двери его комнаты и хищения оттуда ящика портвейна «Кавказ».

Следователь П-ского Следственного Отдела гр. Пьен-дросов-Вагнер Э. Э. выписал постановление о моем задержании на основании того, что я якобы «попытаюсь скрыться от следствия» и «попытаюсь уничтожить улики» путем распития вышеуказанного портвейна (который не найден!) и физического устранения гр. Алкашикова Б. Б. Откуда и каким образом следователь Пьендросов-Вагнер получил подобные «сведения» (не забывайте о кавычках. - Прим. Автора), мне неизвестно и непонятно. На момент задержания я жил по месту своей прописки, при обыске в моей комнате ничего найдено не было (а если и было, то подкинули! - Прим. Автора), и соответственно что-либо «уничтожить» я не имел возможности.

Прошу Вас в судебном порядке и с моим участием провести необходимую проверку действий и мотивировок следствия и принять Конституционное и Законное решение.

(Число, подпись.


У судьи есть 48 часов, чтобы рассмотреть подобную жалобу. Больше времени Закон не дает, отсутствие рассмотрения в указанный срок является грубейшим нарушением Конституции РФ.

У следователя появляются примерно сутки на подготовку своей мотивировки и обоснования постановления, и он попадает в жесткий цейтнот, ибо разумно объяснить свои действия в подобной ситуации может только человек, имеющий машину времени и заглянувший в будущее. Следователь же имеет только одну возможность: подготовить «свидетельские показания», в которых будет сказано, что Вы подобный бред (побег из-под стражи, уничтожение улик и свидетелей) готовили и еще об этом всем рассказывали! Со столь «весомыми» показаниями несчастного Стража Порядка поднимут на смех даже его коллеги, не говоря уже о судье.

Ваша задача в судебном заседании, где будет рассматриваться Ваш вопрос, потребовать у следователя доказать пункты мотивировки постановления, указав на обязательность доказывания любого следственного действия, что отражено в статьях 68 и 69 УПК РФ.


Статья 68 УПК РФ: Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу

При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;

3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

(в ред. Федерального Закона от 21.12.96 № 160-ФЗ)

4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, No 32, cm. 1153)


Статья 69 УПК РФ: Доказательства

Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном Законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, актами ревизий и документальных проверок, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами.

(вред. Федерального Закона от 17.12.95N0 200-ФЗ)

Доказательства, полученные с нарушением Закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83; Закона РФ от 16.07.93Ns 5451-1 - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, cm. 1153; 1993, № 33, cm. 1313)


Обратите внимание на то, что Закон обязывает следствие все подтверждать только документально! Соответственно для оправдания применения меры пресечения следователь обязан составить некий документ, и это - совсем не постановление. Для Служителей Фемиды предыдущая фраза явно будет откровением, они-то до сих пор считают, что как раз постановление и объясняет все нюансы применения меры пресечения. Это далеко не так!

Постановление - лишь финальный документ, опирающийся на документальные доказательства. Угадайте с трех раз, много ли у следователя подобных «документов» в начале следствия? Из вышеизложенного следует, что отечественный комиссар Жюв вынужден будет познакомить и суд, и Вас лично с некими «доказательствами намерений» и «потенциальными желаниями». (Опять же в обычной жизни человек, действующий на основании «астрально-ментальных» предположений и совершающий действия против окружающих без реальных на то оснований, прямым ходом отправляется в сумасшедший дом).

Соответственно позиция защиты своих прав должна быть такова: доказательства на стол - и баста! О «предположениях» пусть следователь говорит со своими коллегами на посиделках, в нерабочее время, к гражданину его мозговые выверты не имеют никакого отношения.

3. Проведение обыска, результаты выемки и арест на имущество.

См. комментарии к статьям 167-177 УПК РФ настоящей работы.

4. Процессуальные нарушения следователя. Данный пункт предоставляет гражданину широчайшее поле деятельности по подаче заявлений. Малозначительные, на первый взгляд, детали, коими являются процессуальные нарушения, на самом деле формируют отношение (!) вышестоящих инстанций и суда к качеству работы следователя и к достоверности дела в целом. Процессуальные нарушения бьют одновременно и по обвиняемому, и по потерпевшему, в равной степени нарушая их гражданские права.

- «беседа» без протокола, в процессе которой местный Мефэ получает некие «сведения». Следователь, в принципе, не может общаться с участниками процесса без протокола допроса (за исключением случайной встречи на улице, да и то - вежливо поздоровались и разошлись), так как, по мнению стороннего наблюдателя, такие «беседы» могут свидетельствовать о сговоре.

Из этого следует, что любое предложение «поговорить без протокола» необходимо пресечь на корню, дабы не иметь для себя в будущем негативных последствий;

Неполная или нечеткая запись Ваших слов. Восприятие любого слова или обозначения у людей разное. Одно и то же понятие вызывает различные ассоциации, и то, что Вам может казаться совершенно понятным, для другого - «темный лес».

Следователь, записывающий Ваши показания, привносит в Ваш лексический ряд свое видение проблемы и свое отношение к Вам лично. Дабы не произошло «смешения понятий и образов». Вам необходимо постоянно настаивать именно на дословном фиксировании Ваших слов и пресекать (путем своих дополнений и замечаний в протоколе допроса любую (!) попытку эти слова интерпретировать или «объяснить процессуальным языком», как любят говорить следователи.

Свои выражения, занесенные в протокол. Вы объяснить сможете, слова следователя - нет (если вообще поймете, о чем идет речь);

Отсутствие или несвоевременное оформление постановлений или иных документов. Распространенное нарушение, связанное с элементарной халатностью следователя. Но гражданина, в особенности того, чьи права ограничены, это не должно волновать.

Пример: полная бессмыслица творится в наложении ареста на имущество. Сам процесс ареста расписан довольно четко, но вот сроки не указаны нигде и непонятно, через сколько суток после обыска и выемки этот вопрос должен быть решен.

По логике изъятое у гражданина имущество без наложения на него ареста находится в милиции или прокуратуре незаконно. Однако может пройти месяц, а протокол так и не будет составлен. Следователь все это время активно эксплуатирует Ваше имущество, кушает Ваши продукты, «поправляет здоровье» Вашим коньячком и (или) носит Ваши вещи (автор не утверждает, что это происходит обязательно, но такие случаи распространены).

Соответственно когда служитель Фемиды наконец-то соизволит наложить арест на имущество, оказывается, что половина Ваших вещей пришла в полную негодность, части нет вообще, а от Ваших заявлений по этому поводу просто отмахиваются и говорят, что «все так и было, нечего врать!»

К тому же ряду относятся нарушения в оформлении постановлений о назначении экспертиз и ознакомление с ними граждан задним числом, после производства самой экспертизы;

Попытки проставить на протоколе или ином документе число, не соответствующее действительному. Делается это по многим причинам, все они равно невыгодны всем гражданам-участникам процесса следствия.

5. Отсутствие или неполнота мотивировки процессуального действия - «ахиллесова пята» следствия в целом. Больших невнятицы и несуразицы, чем в мотивации Стражей Порядка, пожалуй, нет нигде.

Объяснение этому до безобразия элементарно: чтобы построить грамотную мотивировку, необходимо опираться на доказательную базу. А наличие доказательной базы предполагает изначальный подход к делу с точки зрения здравого смысла и с учетом прав Гражданина. Вот это уже тяжело - сотрудники Правоохранительных Органов уверены в своей «исключительности» и способности лучше понимать Закон и события, чем «все остальные» граждане, поэтому на соблюдение чьих-то прав обращают мало внимания. Мотивировка становится некой формальностью, которую абы как необходимо вписать в постановление, смысл ее особенно не важен.

При ознакомлении с мотивировкой любого следственного действия гражданину крайне важно оценить все без исключения слова в этих нескольких фразах. Мотивировку следует читать не спеша, условно разделив ее на фрагменты, и прикинуть, что из текста действительно имеет под собой почву, а что является домыслом следователя. Стандартное соотношение желаемого с действительным - примерно три к одному. Лучше потребовать переделать мотивировку сразу, чем в дальнейшем иметь «геморрой» с идиотическими последствиями процессуального действия.

6. Нарушения в доказательствах (от неправильного восприятия доказательств до прямой фальсификации).

Ни одно доказательство не имеет заранее установленного значения, преимущества или силы, и ни одно не может признаваться более или менее весомым. Этот принцип жизненно необходимо исповедовать на всем протяжении процесса следствия.

Любое доказательство помимо факта своего существования должно быть подтверждено: имеет ли оно к Вам какое-либо отношение, имеет ли оно отношение к конкретному делу, правильно ли оно воспринимается и т. д.

Особое внимание стоит обратить на так называемые доказательства преступной деятельности. В их число бравые Холмсы включают все, что ни попади: деньги, кухонный нож, молоток, гвоздодер и пр. Заставьте их сначала объяснить, в чем заключается факт «преступной деятельности», а затем уже что-либо верещать о доказательствах.

7. Физическое насилие, шантаж и угрозы в адрес любого участника процесса.

Этот пункт подробно прокомментирован в предыдущих статьях.


СТАТЬЯ 219 УПК РФ: РАССМОТРЕНИЕ ЖАЛОБЫ ПРОКУРОРОМ

Прокурор в течение трех суток по получении жалобы обязан рассмотреть ее и уведомить заявителя о результатах рассмотрения. В случае отказа прокурор обязан изложить мотивы, по которым жалоба признана неосновательной.

В течение трех суток прокурор рассматривает жалобы только (!) по поводу ареста или задержания. Во всех остальных случаях - месяц.

При направлении своей жалобы прокурору (по любому поводу) нужно проследить, чтобы Ваше заявление обладало следующими достоинствами:

1. Небольшой объем - не более двух страниц текста.

2. Заявление по одному факту, дабы прокурор не «закопался» в подпунктах и понял в принципе, чего от него хотят.

3. Общая тональность заявления: «Помоги, отец родной!»

4. Простота и доступность текста.

5. Очень (!) разборчивый почерк, желательно - машинописное заявление или компьютерный текст.

6. Отсутствие прямых выпадов в адрес следователя (не обзываться, не писать: «Явно купленный следователь с кислым лицом обиженного олиго-френа» и т. д.). Вы пишете по делу, а не насчет личных характеристик следователя.

7. Понятное для должностного лица изложение того, чего Вы хотите, - меры прокурорского реагирования и некое, совершенно конкретное, решение.

8. Соответствие Закону (конкретной статье УПК РФ) своей просьбы и расчет, что в силах прокурора это сделать.

9. Четкое понимание того, насколько выгодно то или иное решение прокурору, и бить в нужную точку. К слову, подобный опыт начинает появляться довольно быстро - после написания пяти-шести заявлений.

Эти «девять заповедей» заявителя в большинстве случаев приносят положительный результат (не быстро, но приносят).

Желательно продублировать любую свою жалобу вышестоящему прокурору.


СТАТЬЯ 220 УПК РФ: ОБЖАЛОВАНИЕ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРОКУРОРА

Жалобы на действия и решения прокурора приносятся вышестоящему прокурору.

Чиновникам наплевать на общественное мнение и на отношение к себе отдельного гражданина. Единственное, чего они боятся, - это недовольства своего начальства, которое может отлучить должностное лицо от «кормушки». А недовольство возникает в том случае, если начальству приходится разбираться с заявителями, с которыми «не справились» подчиненные.


Жалобы на действия прокурора несколько отличаются от жалоб на следователя. Прокурорским «проколом» следует считать отсутствие должного контроля действий следствия и невыполнение распоряжений прокурора следователем. Вот по этим вопросам в вышестоящие инстанции и стоит обращаться. Рассмотрим их по порядку. 1. Отсутствие контроля за следствием. Создать это мнение у вышестоящего начальства достаточно легко. Для этого необходимо лишь постоянно дублировать ему все свои жалобы на следователя, направляемые непосредственно надзирающему прокурору. Через достаточно короткое время у руководства создастся впечатление, что районный прокурор - полный импотент в своей работе, и ему «укажут» на то, чтобы он выстраивал контроль, «как положено». В случае отсутствия у него такого желания или возможностей ему порекомендуют подумать о новом месте работы.

2. Невыполнение распоряжений прокурора следователем.

Чаще встречается в следствии самой прокуратуры, но и следователи МВД бывает «плюют» на указания районного прокурора. Это происходит тогда, когда прокурор либо слишком мягок, либо настолько туп, что его никто в грош не ставит. Естественно, «торпедировать» его указания и делать все наоборот никто не будет, распоряжения подобного прокурора будут просто валяться в деле без разрешения в ту или иную сторону.

При обращении с жалобой на прокурора надо избегать самого слова «жалоба» - помните: Ваше заявление с резолюцией поступит на стол этого самого прокурора, и если он узреет прямые выпады в свой адрес, то Вам это не принесет никакой пользы.

Тональность обращения в вышестоящую прокуратуру должна быть следующей: «Понимая огромный объем работы, выполняемой прокурором, его беззаветное служение Закону, я, тем не менее, вынужден (как мне это ни горько) обратиться к Вам, уважаемый Вышестоящий Прокурор, с тем, что мои Права (маленького и совсем беззащитного человека!) нарушаются следователем, а прокурор (опять же из-за перегруженности более серьезной работой) совсем за этим не следит. Вы уж как-нибудь намекните ему, чтобы он немного отвлекся (конечно же, от дел, а совсем не от махинаций с квартирами или получением взяток, упаси Бог такое подумать! - Прим. Автора), и обратил свой начальственный взор на то жалкое и скучное уголовное дельце, о котором я уже столько времени талдычу».

Главное, чтобы в вышестоящей инстанции поняли: Вы не «наезжаете» непосредственно на касту прокуроров, а просите их, как крупных специалистов, дать свою грамотную оценку действий следователя и решить возникшие вопросы. Тогда успех Вашего заявления обеспечен. Но не сразу - начиная с третьего-четвертого захода, то есть через пару месяцев.

Во время ведения следствия желательно не вступать в открытую конфронтацию с непосредственным надзирающим прокурором, а мягко просить его принимать некие решения, чтобы через некоторое время он стал их воспринимать как свои собственные - тогда выполнения решений он добьется.


СТАТЬЯ 220" УПК РФ: ОБЖАЛОВАНИЕ В СУД АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

(введена Законом РФ от 23.05.92 № 2825-1 - Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, № 25, cm . 1389)

Жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержа ния под стражей приносятся в суд лицом, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем непосредственно либо через лицо, производящее дознание, следователя или прокурора.

Администрация места содержания лица под стражей по получении адресованной суду жалобы этого лица на арест или продление срока содержания под стражей обязана немедленно и, во всяком случае, не позднее двадцати четырех часов с момента ее получения направить жалобу в соответствующий суд с уведомлением о том прокурора.

Лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны в течение двадцати четырех часов направить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, а при необходимости - также и со своими объяснениями. В случае, если жалоба была принесена через администрацию места содержания под стражей, прокурор обязан направить в суд указанные материалы и объяснения в течение двадцати четырех часов с момента получения от администрации места содержания лица под стражей уведомления о подаче этим лицом жалобы.

Принесение жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает действия постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения и не влечет освобождения лица из-под стражи, если это не найдет нужным сделать лицо, производящее дознание, следователь или прокурор.


Положение статьи 2201, ограничивающее круг-лиц, имеющих право на судебное обжалование постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения под стражу, только лицами содержащимися под стражей, и связанное с ним положение ст. 220-о проверке законности и обоснованности применения заключения под стражу судом только по месту содержания лица под стражей признано не соответствующим Конституции Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда РФотОЗ.05.95 № 4-П).


Конституционный суд РФ признал несоответствующим Конституции РФ положение настоящей статьи УПК РФ, ограничивающей круг лиц, которым гарантирована судебная проверка законности содержания под стражей, и вынес решение, что на подобную проверку имеют право любые (!) задержанные (Российская газета, 1995, 12 мая). 380


Конституционный Суд РФ обязал следствие представлять в суд все (!) материалы, доказывающие обоснованность задержания или ареста, все процессуальные документы (включая постановления) и все реабилитирующие материалы по требованию задержанного гражданина и его защиты.


СТАТЬЯ 2202: СУДЕБНАЯ ПРОВЕРКА ЗАКОННОСТИ И ОБОСНОВАННОСТИ АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

(введена Законом РФ от 23.05.92 № 2825-1 - Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, Ns 25, cm. 1389)

Судебная проверка законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законности и обоснованности продления срока содержания под стражей производится судьей по месту содержания лица под стражей.

Судья проверяет законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей не позднее трех суток со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей производится в закрытом заседании с участием прокурора, защитника, если он участвует в деле, а также законного представителя лица, содержащегося под стражей. Судья вызывает в заседание лицо, содержащееся под стражей. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о дне рассмотрения жалобы, не является препятствием для судебной проверки.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо ходатайствует о рассмотрении жалобы в его отсутствие либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании.

В начале заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет им права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в рассмотрении жалобы, обосновывает ее, после чего заслушиваются другие явившиеся в заседание лица.

В результате судебной проверки судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения. В случае, если в заседание не были представлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, судья выносит постановление об отмене этой меры пресечения и об освобождении лица из-под стражи.

Постановление судьи должно быть мотивированным. Судья вправе одновременно с вынесением постановления об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу избрать любую другую предусмотренную Законом меру пресечения.

Копия постановления судьи направляется прокурору и заявителю, а в случае принятия решения об освобождении лица из-под стражи - также по месту содержания лица, заключенного под стражу, для немедленного исполнения. Если лицо, содержащееся под стражей, участвует в заседании, оно в указанном случае освобождается судьей из-под стражи немедленно в зале судебного заседания.

В случае оставления жалобы без удовлетворения повторное рассмотрение судьей жалобы того же лица по тому же делу в порядке, предусмотренном настоящей статьей, допускается, если заключение под стражу в качестве меры пресечения было вновь избрано после ее отмены или изменения лицом, производящим дознание, следователем или прокурором.

Задача гражданина в судебном заседании - аргументировать свою позицию и обратить особое внимание суда на мотивацию задержания и хронические формальные нарушения (см. Комментарий к статье 218 УПК настоящей работы).